Любовь Чапая

О трех женах легендарного комдива
20.12.2017

В официальной литературе, летописях, справочниках, как правило, отражены лишь публичные деяния героев: построил, завоевал, освободил, принял закон… Чувства, мысли, эмоции часто остаются не востребованными. Но ведь все великие не просто занимались политикой, войной, наукой… Они были живыми людьми.

В двадцатые годы о красном командире, герое Гражданской войны Василии Ивановиче Чапаеве слагали легенды и песни – в семидесятые-восьмидесятые рассказывали анекдоты. В кинофильмах и романах его изображали непобедимым полководцем, бесстрашным солдатом, талантливым стратегом – в анекдотах он представал невежественным и примитивным человеком.

Одним из тех, кто стремился показать легендарного Чапая живым человеком, яркой, полнокровной личностью, был его соратник по борьбе Иван Семенович Кутяков.

О нем знают значительно меньше, чем о комиссаре чапаевской дивизии Д.И.Фурманове, авторе, говоря современным языком, культового романа 20-х годов «Чапаев». Однако имя Кутякова вошло во все энциклопедии о Гражданской войне; он был командиром одной из бригад 25 стрелковой дивизии, которой командовал Чапаев, а после его гибели – в течение нескольких лет ее начальником. В одной из народных песен о Чапаеве были такие слова: «Он умер и не умер он! И в грохоте подков ведет его дивизию товарищ Кутяков...». После окончания Гражданской войны Иван Семенович окончил Академию Генерального штаба, стал крупным военачальником и военным историком. Кутяков был консультантом фильма «Чапаев», который обошел экраны всего мира, а его книги о военном пути чапаевской дивизии выходили в книжных издательствах Москвы и Куйбышева (теперь снова Самары).

08-02-Chapaj1-0.jpgИ.С. Кутякова постигла судьба многих: незадолго до Великой Отечественной он был репрессирован и расстрелян.

А его семья – сын и невестка, отец которой, кстати, тоже служил в чапаевской дивизии, жили в Орске и бережно хранили уцелевшие во время обыска и ареста бумаги, в том числе рукопись последней книги Ивана Семеновича, в которой автор рассказывал о любви своего друга и командира к дочери «белого» офицера.

Книга эта была сдана в издательство еще перед арестом Кутякова, а позднее передана в Куйбышевский архив. В семье же сына сохранился четвертый или пятый экземпляр рукописи. (Для выросших в компьютерную эпоху поясню, что на пишущей машинке обычно печатали пять копий, правда, последние читать можно было с большим трудом).

Вот такой «слепой», как тогда говорили, экземпляр оказался когда-то у журналиста Леонида Большакова.

В 1966 г. Леониду Наумовичу удалось опубликовать переданную ему сыном И. С. Кутякова Владимиром рукопись на страницах журнала «Урал». В предисловии к этой публикации он писал: «… Это не строгая научная публикация. Я отнесся к полученной рукописи как к литературному произведению, требующему известной редакторской работы… Мною сделана разбивка на две части «Земля Чапаева» и «Любовь Чапаева»… Думаю, что академической публикации рукописи печатание ее в этом литературном варианте не мешает нисколько…».

Однако, насколько я знаю, никакой другой публикации не было, и, таким образом, материал этот остался неизвестным широкому читателю. А между тем история, ожившая под пером И.С. Кутякова, делает облик Василия Ивановича Чапаева живым и ярким. Ради этого и писал Иван Семенович свою книгу. Сегодня мы предлагаем вашему вниманию страницы из второй части книги, озаглавленной «Любовь Чапаева».

 

ЖЕНА ПОЛИНА

…Впервые он женился молодым парнем (ему не было еще двадцати лет) на девушке-мещанке Поле Захаровой. Она была красива, моложе Чапаева на три года и посвоему интеллигентна. Особенно большое пристрастие имела Поля к нарядам и к чтению романов… До замужества она была горничной у богатых людей.

Чапаев ее любил со всей страстью своей души. Природа наделила его большим умом и талантом, но жизнь не дала ему никаких материальных благ, кроме профессии плотника. В жене он видел естественное свое богатство.

...Началась мировая война 1914 года. Василий Иванович в первые же дни ее попадает на фронт. Трое детей и любимая жена остались на Волге, в доме старика-отца, плотника Ивана Степановича Чапаева.

Старший брат Василия Ивановича, Михаил, был в разделе, младшего, Григория, взяли в солдаты. Таким образом, на старые плечи отца легла огромная семья, которую он должен был кормить.

Старик не справился с такой трудной задачей. Он один плотничьим топором не смог заработать на пропитание семьи. Поэтому Поле пришлось вторично взяться за свою прежнюю профессию – оставить троих детей и поступить в прислуги к богатому барину.

На войне нет антрактов, как в театре. Идут дни за днями, бои за боями, маленькие сражения переходят в большие. Война длится, и не видно конца. Чапаев становится очевидцем разгрома 2-й русской армии генерала Самсонова; он на собственной шее испытывает катастрофу 1-й русской армии генерала Рененкампфа в Восточной Пруссии. На груди его появляются кресты и медали. И только в 1915 году, после ранения, он получает отпуск на родину. Василий Иванович торопится повидать жену, детишек.

 

НЕ РЖАВЕЕТ СТАРАЯ ЛЮБОВЬ

Жену барин отпустил на неделю к фронтовику-мужу. В доме Чапаевых, когда речь заходит о жене, угрюмо молчат. Предосудительного – и по виду, и по отношению жены – как будто ничего нет. Но любящее сердце обмануть невозможно. Чутким людям оно вещует беду задолго до ее наступления.

Остаток отпуска прошел мрачно. Единственным счастьем, которое размягчало сердце героя, были трое ласковых детишек, которые не слезали с его рук и плеч. Своим детским, несмышленым еще разговором они отгоняли черные думы от раненого пылкого чапаевского сердца.

08-02-Chapaj1-1.jpgВасилий Иванович вернулся на фронт. Весь 1916 год пробыл он в окопах. Однажды получил от отца-старика письмо, в котором говорилось, что жена оставила детей и со своим барином выехала куда-то вверх по Волге, говорили, в Самару.

Этим сообщением отец нанес Чапаеву страшный удар. Он пессимистически стал смотреть на жизнь. Обстрел окопов тяжелыми снарядами немецких «Берт», штыковые атаки германских колонн не будили в душе его страха. В том году Василий Иванович был контужен и еще раз ранен. Впоследствии он не раз с горечью говорил о том, что искал смерти. «Но судьбе угодно было, чтобы я дожил до Гражданской войны, – говорил Чапаев, тут же добавляя: – и командовал славной 25-й дивизией».

Да, Василий Иванович крепко любил свою первую жену. Он вспоминал о ней даже за несколько месяцев до смерти, а когда упоминал ее имя, со вздохом заявлял: «Первая любовь не ржавеет».

У комдива были еще две жены. О них мы расскажем в следующем номере.

Татьяна БОЛЬШАКОВА

Опубликовано в журнале «Лица Оренбуржья» февраль 2008 года