Дмитрий Болдырев

эксперт в сфере закупок
Порой объявляются закупочные процедуры, более похожие на квест.
11.02.2019

Дмитрий Болдырев: Закупки в России проходят по принципу «Добро пожаловать или Посторонним вход воспрещен»

Кому принадлежат детские площадки? Почему в Оренбургской области нет электронной системы для закупок малого объема? Как освоить бюджетные средства, не выполняя контракт?

Нарушения и несовершенства в сфере муниципальных и государственных закупок в последние годы все чаще становятся предметом обсуждения и уголовных дел. Способствуют этому и деятельность правоохранительных органов, и активность общественников. Появились профессионалы, которые не просто обладают необходимым багажом знаний, но и высоким уровнем совести. Мы все реже употребляем это определение, особенно в отношении публичных персон. А жаль. К счастью, люди, обладающие совестью и не боящиеся вставать поперек финансовых интересов коррупционеров, в Оренбуржье есть. Один из них ответил на вопросы сайта ётут.рф.

Координатор проекта ОНФ «За честные закупки», эксперт Дмитрий Болдырев в особом представлении не нуждается. Читателям ётут.рф он давно знаком. Но для тех, кто встречается с ним впервые, предлагаем ознакомиться с биографией (в конце текста) и с некоторыми комментариями Дмитрия Николаевича, высказанными, например, о сомнительных аукционах (http://ётут.рф/news/byudzhetnye-dengi-v-orenburge-utekayut-cherez-somnitelnye-aukciony), некачественном строительстве школ http://ётут.рф/news/shkoly-v-orenburgskoy-oblasti-stroyat-nekachestvenno , проблемах переселенцев из ветхого жилья http://ётут.рф/news/pereselencev-v-orenburge-snova-obmanyvayut .

– Дмитрий Николаевич, как вы оцениваете действующее законодательство в сфере госзакупок?

– Авторы федеральных законов о закупках № 44 и № 223 задумывали их неплохо. Но за несколько лет появилась масса изменений, дополнений, которые выхолащивают суть и не позволяют в полной мере работать законам эффективно.

– Можете конкретизировать?

– Убежден, что необходимо упрощать процедуру участия в конкурсных процедурах. Это позволяет для заказчика расширить выбор предложений, а поставщиков заставляет делать более качественные предложения. Порой объявляются закупочные процедуры, более похожие на квест. Складывается впечатление, что представители заказчика, разрабатывающие условия, по каким-то соображениям намеренно усложняют доступ к процедуре. Чем мельче предприниматель, тем меньше вероятность, что он сможет разобраться в документации и правильно все оформить. А это уже само по себе является искусственным ограничением конкуренции.

– Так проблемы в законах или в заказчиках?
– Есть и законодательно созданные барьеры, но и действия недобросовестных заказчиков вносят свою лепту. Законодательство о закупках несколько идеализированно и отлично бы работало, если бы поставщики, исполнители, подрядчики, и заказчики были сплошь добросовестные.

– Скандал с аукционом по наружной рекламе в Оренбурге 2014 года является иллюстрацией к вашему утверждению?

– Безусловно является. Тогда я как раз был общественным омбудсменом по защите прав предпринимателей Оренбургской области. Представители рекламных компаний, которые не были допущены до торгов, обращались к омбудсмену по защите прав предпринимателей Виктору Александровичу Коршунову. Мы изучили вопрос досконально и выяснили, что условия были действительно очень спорными, некоторые даже надуманными. Как результат, к участию в аукционе из 23 компаний, подавших документы, были допущены меньше 10. Торги превратились в фарс, в процедуре подачи ценовых предложений за каждый лот принимали участие одна-две компании, окончательная цена отличалась от стартовой менее чем на 1 процент.

Если бы администрация Оренбурга создала условия для участия в аукционе всех желающих, возможно, бюджет получил бы на сотни миллионов рублей больше, так считают эксперты.

­– Определение стартовой цены государственным заказчиком тоже вызывает вопросы. Что с этим можно сделать?

– Выход можно посмотреть в Росстате. Там ежеквартально определяются средние цены по отраслям. Их и можно было бы брать за стартовые. Сегодня заказчик запрашивает коммерческое предложение у трех любых субъектов предпринимательства. Как он их выбирает? Уже на этой стадии эти предприниматели могут влиять на начально максимальную цену, завышая коммерческое предложение. Закон декларирует одно, а по факту недобросовестные исполнители могут манипулировать условиями в своих интересах. Карта картельных сговоров, составленная ОНФ, это подтверждает. Картельные сговоры, монополизация процветают в здравоохранении, строительстве, образовании. Это возможно только при участии представителей органов власти.

Только развитие конкуренции позволит сократить количество картельных сговоров и разбазаривания бюджетов.

– Дмитрий Николаевич, какие еще изменения позволят сделать госзакупки прозрачнее и эффективнее?

– Сегодня практически единственным критерием для победы является цена. Снизил максимально – победил. Дальше победителю нужно как-то исполнять контракт, и он начинает экономить на всем, даже на том, что непозволительно с точки зрения здравого смысла. Бюджеты разных уровней несут колоссальные издержки, когда устраняют последствия таких дешевых контрактов. Как пример, можно вспомнить Центр дзюдо в Оренбурге. Как только закончился гарантийный срок после строительства Центра, так из бюджета города потекла река средств на капитальный ремонт фасада и прочие начавшие приходить в негодность элементы здания и обустройства.

Уверен, что издержки бюджетов на продление жизненного цикла объектов, полученных в результате дешевых контрактов, в разы превышают мимолетную экономию, полученную в ходе торгов.

Теряется смысл всех действий государства, муниципалитета. Та же школа, дорога строятся для того, чтобы создать социальный эффект, улучшить условия проживания людей в долгосрочной перспективе. А при закупке по дешевке резко сокращается срок службы, а, следовательно, ожидаемый социальный эффект и удовлетворенность людей от результата закупки.

– Еще пример назовете?

– Недавно активисты ОНФ осмотрели дворовые территории, благоустроенные в 2017-2018 годах по федеральному проекту «Комфортная среда». Большинство из них уже имеют значительные дефекты. Не определены собственники объектов, а потому там никто не убирает снег, что ограничивает доступ детей к игровым площадкам.

– Наверное, управляющая компания должна этим заниматься?

– Законодатель не предусмотрел тот факт, что большие объекты, как например, на улице Липовой в Оренбурге, соприкасаются с территориями, которые обслуживают несколько управляющих компаний. Как между ними поделить ответственность и территорию? Есть и другой момент. Мы общаемся с жителями, и они от нас с удивлением узнают, что содержание и ремонт этих дворовых площадок по истечению гарантийного срока станут их обязанностью. Обязанность по содержанию ведет к увеличению коммунальных платежей. У людей возникает логичный вопрос: если мы оплачиваем, значит, имеем право ограничить доступ для детей из других дворов?

– Чтобы не закрывать на ключ все дворовые площадки, какой выход?

– Большие территории для отдыха и занятий детей должны переходить в собственность муниципалитета, я думаю. Тогда и бремя их содержания будет ложиться на него. Это же не лавочка у подъезда. Этим нужно заниматься уже сейчас администрации Оренбурга. Именно сюда будут жаловаться родители малышей из соседних дворов, где нет детских и спортивных площадок. Ведь попасть на закрытые территории они не смогут.

– Дмитрий Николаевич, вы давали несколько комментариев по поводу проблем вокруг строительства Центра восточных единоборств на ул. Салмышской в Оренбурге. Он должен был начать работу еще в сентябре 2018 года, но до сих пор строится. Знаете, почему?

– Строительство этого объекта (ссылка) является ярким примером того, как заказчик, в данном случае – муниципалитет, забывает о ЦЕЛИ и снижается удовлетворенность населения. Муниципалитет обязан был обеспечить коммуникации к объекту. Договорились, видимо, со своими, проложили зимой, а весной объявили торги. Конечно, старались, чтобы их выиграла та компания, которая уже выполнила работы. Это все с самого начала незаконно, а потому возбуждено уголовное дело.

Часто спрашиваю о цели конкретной закупки: и предпринимателей, и представителей муниципальной, государственной власти. Ответ поражает – освоение бюджетных средств.

В качестве примера можно привести Дворец пионеров в Орске. Его ремонтируют более трех лет, стоимость работ увеличилась за это время с 16 млн. до 100 млн. рублей. И снова срок ввода в эксплуатацию откладывается до 2021 года, а, значит, потребуются дополнительные деньги. В это время дети занимаются в арендуемых помещениях. Получается, бюджет несет двойные затраты, чтобы предоставить услуги дополнительного образования для населения.

В Оренбурге памятником непродуманности чиновников и неэффективной траты бюджетных денег является здание гостиницы «Баку» (подробности читайте здесь). 200 млн. рублей выплачены муниципалитетом владельцу еще 7 лет назад, но поликлиники в этом микрорайоне так и нет. Здание простаивает, люди справедливо возмущаются. А ведь изначальная цель была правильная – обеспечить жителей доступной медицинской помощью.

– Очевидно, цель покупки здания гостиницы «Баку» была у главы Оренбурга Арапова все же другая.

– И такая мысль напрашивается. А как еще расценивать такие проекты? Их много. В Асекеевском районе в селе Заглядино возвели здание детского сада, смонтировали крышу, окна, входные двери и бросили – зарыли, так сказать, деньги и надежды сельчан. Поликлиника в Тоцком, Центр профилактики и борьбы со СПИД в Орске и еще десятки объектов, где бюджетные деньги «освоены», а цель – удовлетворенность населения – не достигнута. Касается это не только строительной отрасли.

МКП «Оренбургские пассажирские перевозки» закупило за кредитные деньги под гарантию муниципалитета 50 автобусов. Они все должны были ездить по улицам Оренбурга еще в октябре. Но до сих пор часть простаивает на территории МКП по каким-то причинам, а 9 штук и вовсе еще в Оренбург не приехали.

Региональное отделение ОНФ направило в МКП «ОПП» запрос, чтобы разобраться, что происходит, кто и почему нарушает условия контракта.

– В чем же причина? В том, что представители заказчика не отвечают за результат, за то, что жители его не получают?

– Отвечают. Теперь введена уголовная ответственность. Осужден, хотя и без ограничения свободы, начальник управления жилищной политики Сергей Макеев. Отбывает наказание бывший начальник ФСИН России Александр Реймер, возбуждено уголовное дело по факту воспрепятствования предпринимательской деятельности по Центру восточных единоборств в Оренбурге. Да, пока не много. Да, коррупция стала обычаем делового оборота. Чем активнее будут действовать общественники, население, тем больше процессов будет проходить в рамках правового поля. Как куратор проекта ОНФ «За честные закупки», стараюсь максимально откликаться на все сигналы от населения, помогаю активистам действовать грамотно.

– Знаю, что вы, Дмитрий Николаевич, высказываете предложения по улучшению системы госзакупок и в профессиональных кругах, на площадках ОНФ. Результаты есть?

– Еще 5 лет назад я предлагал законодательно установить отсрочку платежа по контракту по принятым работам и товарам не более 30 дней, иначе предприниматель годами ждет оплату. Наконец, такая норма появилась в законодательстве, и многие предприниматели вздохнули свободнее. Если происходит-таки задержка, то у прокуратуры теперь есть рычаг для воздействия.

В 2017 году мы с коллегами обсуждали проблемы закупок у единственного поставщика. Это один из самых коррумпированных видов закупок, они проводятся непублично (ссылка). На форуме «Госзаказ-2018» выступил представитель республики Татарстан и сказал, что там применили мое предложение и создали биржу закупок у единственного поставщика. В Москве и Московской области запущена в работу система «Электронный магазин». К сожалению, в Оренбургской области до настоящего времени закупки малого объема у единственного поставщика осуществляются без применения цифровых технологий вне публичного пространства.

– Какую же зарплату получает активист ОНФ?

Дмитрий Болдырев и Антон Гетта
Дмитрий Болдырев и Антон Гетта

– Никакой. И я, как координатор проекта «За честные закупки», не получаю ни зарплату, ни возмещение расходов, связанных с поездками по области. Нет у нас кабинетов, служебных автомобилей. Этим и отличается ОНФ от многих государственных органов. Активисты фронта стремятся сделать жизнь в своей территории и в стране лучше, комфортнее. Мы не штрафуем и не сажаем в тюрьму. Задача активистов – общаться с людьми, аккумулировать информацию, оценивать и при необходимости передавать в соответствующие государственные структуры. Но не "передали и забыли", а постоянно держать руку на пульсе. Лидер ОНФ Владимир Владимирович Путин на съезде движения обозначил три приоритетных направления: контроль, поддержка и участие в выработке приоритетов развития страны. Также поручил ОНФ продолжить контроль над деятельностью органов власти. В этих направлениях мы с коллегами и движемся. И, самое главное, хотелось бы напомнить всем слова Президента РФ: «…. Каждый бюджетный рубль необходимо направлять на достижение конкретного, общественно значимого результата. Ситуация, когда бюджетные средства выделяются без понимания конечной цели и эффекта, недопустима"

Беседовала Оксана Чуряк