Виктор Тонких

министр лесного и охотничьего хозяйства Оренбургской области
Начиная от проведения каких-то праздничных мероприятий (как мы их между собой называем «ля-ля-тру-ля-ля») и заканчивая самыми серьезными вопросами
29.01.2018

Виктор ТОНКИХ: тот самый пресловутый чиновник

Имя первого заместителя мэра Оренбурга известно даже за пределами Оренбургской области. По его собственному признанию, он – «тот самый пресловутый чиновник». При этом удивительный собеседник, большой шутник и широкой души человек. Вот именно эти стороны личности Виктора Петровича мы представляем читателям журнала «Лица Оренбуржья» в формате личного словаря.

Авторитеты

Мой отец – Петр Леонтьевич Тонких. Он – легендарная личность, по крайней мере для меня. Умер в августе 1974 года (ему было всего 50 лет, потому что только на фронте у него было 17 операций). Жил в селе Чеботарево Кувандыкского района, в 1942 году в 18-летнем возрасте его призвали в Оренбург, в «зенитку», где готовили офицеров-зенитчиков. В 1943-м он пошел на фронт. На Орловско-Курской дуге он получил пулеметную очередь в лицо. Долго лежал без сознания, но его заприметил полевой хирург, начал лечить – резать. Анестезией была кружка спирта. Отец перенес несколько операций, и все-таки одну пулю хирург не нашел.

Ясно, что Петр Леонтьевич решил домой не ехать: все лицо было в багровых шрамах, красное, искалеченное. Мать на него еще в конце 1943 года похоронку получила. И вот в 1945-м ее пригласил военком и сказал, что сын жив. Мать сына не узнала, говорит военкому: «Помогите мне Петеньку найти! Где он? Что с ним?». Тут отец произнес: «Мама». Она и вовсе испугалась, потому что у отца нижняя часть зубов была на крючочках, изменился и выговор. Потом отец женился, родили они с моей мамой четверых детей, включая меня. Мама моя, Елена Дмитриевна, 1925 года рождения, жива, слава Богу, в Кувандыке живет.

Достижение

Я иногда чувствую, что нужен людям!

Команда

Сообща, командой мы добились того, что в Оренбурге работает система управления городом. Это очень здорово! Мы ее отладили в прямом смысле слова. Сегодня каждый член команды городской администрации знает, кому что делать в любой ситуации, начиная от проведения каких-то праздничных мероприятий (как мы их между собой называем «ля-ля-тру-ля-ля») и заканчивая самыми серьезными вопросами.

Виктор Тонких
"всякие тру-ля-ля"

Как-то в начале февраля было на дворе 36 градусов мороза, и вдруг на участке теплотрассы диаметром 1200 мм, снабжавшей теплом половину города, случилась авария. Было воскресенье, я только попарился в бане, жена пельмени сварила, и я уже предвкушал, и слюнки потекли… а в рот не попало. Мне звонят и сообщают, что случилось.

Возглавив штаб по ликвидации аварии, я радовался, как ребенок, когда ко мне приходили руководители ведомств, никакого отношения не имеющих к коммуналке. Даже военком пришел, спрашивает: «Петрович, чем я могу помочь? У меня есть для этого все возможности».

Люблю

Оптимизм должен присутствовать в каждом человеке. Я люблю работать, люблю жить. Моя любимая фраза: «Сегодня лучше, чем вчера, а завтра будет лучше, чем сегодня». Это диалектика. Мы же видим, что было 15, 10, 5 лет назад, не говоря уже о том, что было еще раньше. Ну-ка, давайте вспомним наш Оренбург 10 лет назад, особенно в период подготовки к Новому году. Это был темный, грязный, унылый город. А сегодня даже большие гости, приезжающие к нам, диву даются, говорят: «Да у вас Лас-Вегас настоящий!»

Машины

Первой серьезной покупкой, которую мы сделали с женой (копили на это деньги не один год, брали взаймы и потом не один год рассчитывались), была машина: ноль первые «Жигули», или «копейка», как ее нынче называют. Как я ее лелеял! Вычищал, намывал, надраивал!

А года четыре назад почему-то мне втемяшилась в голову мысль о ретро-автомобиле, и я приобрел за бесценок «Волгу» –  «ГАЗ-21». После этого почти восемь месяцев ее восстанавливал и довел до такого состояния, в котором даже автозаводы не выпускают автомобили с конвейера. Машина блестела вся, и когда я кого-то приглашал в салон, люди даже стеснялись садиться – так все внутри было чисто и красиво. Но недолго я на ней поездил: у меня ее выпросил один мой московский товарищ в обмен на джип. Оказывается, ретро-автомобили, сделанные по последнему слову, очень высоко ценятся и дорого стоят. 

Отдых

Я по-настоящему наслаждаюсь жизнью, когда в мой дом приходят друзья, знакомые. Я и моя семья очень любим принимать гостей, все мы очень любим природу, и подчас все эти встречи, особенно летом, проходят у нас во дворе, в саду, где мы имеем возможность посидеть, поболтать, пожарить иногда шашлычок, подышать свежим воздухом.

Виктор Тонких на охоте

Хобби у меня – охота и рыбалка.

Ради чего?

Оренбург уже пять лет бессменно является лидером экономики в Оренбургской области, и на российском уровне считается лучшим муниципальным образованием. Мы участвуем во всех конкурсах в надежде, что те, кто эти конкурсы проводят, рано или поздно оценят наши усилия и городу нашему деньжат подкинут.

В 2007 году Оренбургу было выделено 411 млн. рублей на реконструкцию и ремонт дорог по линии партии «Единая Россия». Деньги получили и другие краевые, областные и республиканские центры, но немногие города эти деньги освоили. Оренбург с этой задачей справился. Мы попросили подрядные организации выполнить дорожный ремонт до получения федеральных денег. Они нам верят, поэтому взяли в банках кредиты под залог своего имущества, сделали дороги, а в сентябре, когда деньги из Москвы, наконец-то, пришли, мы с ними рассчитались.

Счастье

У меня хорошая семья, все домочадцы при деле. С женой Людмилой Николаевной мы живем уже 37 лет. Мы с ней одногодки. Жена – врач, на одном месте всю сознательную жизнь проработала в областной клинической больнице врачом-пульмонологом.

молодая семья Тонких

Сын, к сожалению, всего один. Раньше был Димкой, теперь, вроде, говорят, надо Дмитрием Викторовичем его называть. Он, как и я, окончил факультет промышленного и гражданского строительства. Потом работал мастером на строительном предприятии. А в перестроечный период, когда экономика пошла на спад, заочно окончил финансово-экономический факультет и перешел в федеральное казначейство. Сейчас возглавляет федеральную налоговую службу Оренбургской области по Центральному району города Оренбурга.

Снохе часто от меня достается, я люблю побурдеть. Но она знает, как я ее люблю, и на меня не обижается.

Мне очень приятно, что моя внучка, студентка 3-го курса ОГПУ, – отличница, а внук Витя ходит в 5 класс и тоже хорошо занимается. Так что у меня в семье все нормально, все хорошо, и это – счастье!

Русский характер

Характер у меня плохой: я шумливый очень, люблю рубить правду-матушку, которая подчас не нравится людям. Могу сорваться, но остываю мгновенно, а потом еще и переживаю оттого, что не сдержался. Мои коллеги об этом знают, но не обижается никто (вернее, говорят, что не обижаются). Тем более, что я не считаю для себя зазорным попросить прощения, если понимаю, что был не прав.

Юмор

Юмор мой, розыгрыши возникают спонтанно, никогда я ничего специально не готовлю. Бывали в моей жизни и такие шутки, о которых я теперь жалею, но дело, как говорится, прошлое. Во времена Егора Кузьмича Лигачева, когда в стране стали бороться с алкоголем, мы с женой приехали к родной тетке и ее мужу Володе Степанову, царство ему небесное. Только у подъезда появились, – глядь, вот она, моя тетка, идет и говорит: «Ты постучись вот так: тук-тук-тук, а через паузу еще раз – тук». – Я спрашиваю: «Почему так?» –  «Вовка самогонку там гонит». А он работал начальником цеха на заводе «Уралэлектромотор», коммунист, бывший секретарь парткома. К двери подхожу, отстучал в дверь пароль. Открывает Светка, моя двоюродная сестра. С порога чувствовался в квартире характерный запашок, и мне сразу ударила в голову шутка. Спрашиваю Свету: «Где отец твой?» –  «А он, – говорит, – в ванне моется». – Я ей тогда, уже шепотом: «Света, тихо!» – И давай во весь голос, чтоб Володя в ванной услышал, командовать: «Так, понятые, проходите! Товарищ майор, ты тоже проходи. Пресса, пресса, фотографируйте все! Коммунист, начальник цеха гонит самогонку! Это что же такое творится!» – И тут вода в ванной течь перестала, дверь ванной комнаты медленно открывается, и дядька мой выходит совсем голый, даже полотенцем не прикрылся, на пол с него вода течет. Голову опустил, никого не видит: все, решил сдаваться. Тогда ведь как было: если рюмку выпил и попался – хана тебе, а тут самогоноварение! Я говорю ему: «Вовка, растуды твою, ну-ка быстро оденься!» Стоит, глазами хлопает и забыл, что голый, не прикрывается. А потом как зарядил мне шестиэтажным матом!

Виктор Тонких на срочной службе

Бывшего своего коллегу – заместителя Главы города по градостроительству, архитектуре и земельным вопросам – Сергея Ивановича Петрова я однажды тоже разыграл. Заходит он как-то ко мне, смотрю, что-то какой-то грустный, удрученный. Надо, думаю, его немножко встряхнуть. И когда он вернулся в свой кабинет, я набрал его по прямому телефону, он трубку снял, а я сделал вид, что с кем-то разговариваю по другому телефону и даю задание нашей службе безопасности: «Там серебристый джип стоит под окнами администрации. Ему кто-то всю левую сторону снес, срочно милицию вызывай!» Я как будто отвлекся от разговора и говорю ему: «Сергей Иванович, подожди, тут чью-то машину изувечили». И слышу в трубке гудки. Я в окошко выглянул – а он уже на улице. Потом прибегает ко мне счастливый: кайф-то какой, ведь цела оказалась машина!

Но если я вижу, что переборщил со своей шуткой, то сразу начинаю смеяться, давая тем самым понять, что пошутил, и нет повода для переживаний.    

 Беседовала Оксана Чуряк

Фото из личного архива персоны

Опубликовано в журнале "Лица Оренбуржья" в марте 2009 года